За осенним змееголовом


За осенним змееголовом
Змееголов — хищник очень теплолюбивый, потому этот дальневосточный пришелец так прижился в азиатских водоемах. Обычно в конце августа, с первыми прохладными ночами, активность змееголова резко убывает. В это время он часто неподвижно стоит у поверхности воды в тихих травянистых заводях, охотиться начинает ближе к полудню и практически не интересуется искусственными приманками. Да что там искусственными — даже барахтающегося прямо по носом лягушонка змееголов лишь подтолкнет лениво и удалится в подводные заросли. Но теплая осенняя погода может изменить сезонное расписание жизни змееголова. Так случилось и осенью этого года. С сентября, я обычно полностью переключаюсь на ловлю жереха и судака.

Вот и в начале октября я направился половить этих хищников в низовья Чирчика, где их немало водится в окрестностях предустьевых перекатов. И погода была подходящая, и вода прозрачная, и перекат прекрасный, но за все утро так и не удалось почувствовать ни одного удара, хотя жерех и мелкие судачки гоняли малька довольно активно. Эксперименты с приманками и проводками не помогали, поэтому я направился на следующий перекат, находящийся в километре ниже по течению. По пути заглянул на один из чирчикских прудов, в котором летом успешно ловил змееголовов. Пруд представляет собой старую заводь Чирчика, отгороженную гравийной плотиной. Водоем довольно большой, но давно заброшен и больше чем наполовину зарос высоченным камышом. Водятся там и караси приличные, и белые амуры, и, конечно же, змееголовы. Но ловят в нем мало, в основном местные жители, так как подходов к воде практически нет. К небольшому заливчику добраться все-таки удалось, и я решил сделать пару контрольных забросов. Больше для порядка, так как в прохладной прозрачной воде не было видно ни самих змееголовов, ни каких-либо признаков их активности.

Первые же проводки любимого поппера развеяли мои сомнения: змееголовы в заливчике есть. Правда, их осеннее поведение сильно отличалось от летнего. Если летом после нескольких бульков змееголов стремительно вылетал из зарослей и жадно хватал приманку или, по крайней мере, пытался это сделать, то сейчас хищники только сопровождали поппер, причем на приличном расстоянии. Казалось, что змееголовами движет больше любопытство, чем желание перекусить. Ставлю и крупные попперы, и совсем мелкие, на которые ловлю шемай и трегубок, — хваток нет, хотя я прекрасно вижу попытки атаковать приманку. Меняю приманку кардинально — ставлю вращалку, потом небольшую коле-балку. Никакого результата, даже попытки атак прекратились. Решаю проверить среднего размера поверхностный воблерок, изображающей рыбку на последнем издыхании, перевернутую вверх животом. Движения приманки практически неотличимы от поведения живого прототипа, а заглубление всего 20-30 см — прекрасный вариант для проводки над подводными зарослями.

При проводке воблера вдоль границы зарослей и чистой воды заводь ожила. Сначала его пытался съесть какой-то змееголовый малец; он даже толкнул приманку разок-другой. Потом была пара незавершенных атак более крупных экземпляров, и наконец произошла первая настоящая хватка. Змееголов, на вид чуть больше килограмма, был очень резвый: мотая головой, сделал пару свечек, потом со всего ходу кинулся в куст травы, пару раз там дернулся и сошел. Последующее получасовое полоскание рыбки ничего не дало. Видно, сошедший при вываживании змееголов здорово распугал население заливчика. После пережитых поклевок желание двигаться вниз по Чирчику в поисках жерехов и судаков как-то пропало. Решил дать заливчику немного отдохнуть, а потом возобновить попытки поймать осеннего змееголова. В этот раз ставлю хорошо проверенную приманку, на которую было поймано не меньше трех десятков змееголовов разного калибра. Правда, все в прошлом сезоне, а этим летом хищники ее почему-то не жаловали.

Этот китайский воблерок я называю каракатицей — такой он несуразный. Скругленный спереди и косо обрубленный сзади, слегка выпуклый бочоночек с подвешенными снизу тройниками и серебристым горизонтальным лепестком в хвосте. Воблерок очень упористый, так как при проводке наклоняется на нос под 45 градусов, но глубоко в воду не заныривает и обладает очень живой, суетливой игрой. Недавно один мой коллега по увлечению нашел и «первоисточник» этой «каракатицы»: в оригинале воблерок называется Banny. На второй проводке — мощная поклевка. При этом никаких сопровождений приманки, а сразу и наверняка. Так как все произошло на чистом месте, быстро вытаскиваю хищника на берег. Полутора-килограммовый змееголов зацепился за оба тройника, поэтому с его освобождением пришлось повозиться. Потом начались просто чудеса. Заброс — змееголов. Пара забросов — еще один змееголов. Хищники хватали приманку, едва она успевала достичь поверхности воды! Такая активность и летом редка, а осенью я такого вообще ни разу не видел, хотя ловлю змееголовов лет двадцать.

Небольшой перерыв, чтобы успокоилась рыба, заброс — и опять поклевка. Экземплярчик попался за два килограмма, такого сразу не возьмешь. Однако никакой борьбы не вышло: змееголов за-нырнул под огромный остров травы и все попытки выволочь рыбу или хотя бы освободить приманку были безуспешны. Такой вобле-рок с собой был один, ловлю прекращать не хотелось, поэтому пришлось лезть в холодную болотную жижу и спасать любимого «банника». Во время этой процедуры змееголов благополучно сошел с тройника. Полчаса ушло на сушку и согрев, после чего Banny снова отправился в воду. Крупный змееголов схватил воблерок далеко от берега, в проливчике между островками растительности. Так как, боясь потерять приманку, я перешел на свой «крейсерский» трехметровый спиннинг с плетенкой в 40 либров, то решил особо не церемониться и потащил рыбу со всей силы, пытаясь не пустить в траву. Однако сила мне не помогла: после свечки и пары мощных рывков змееголов сошел. Осматриваю воблерок — зрелище жалкое: краска облупилась, лопатка сломана, глаз потерян, крючок из тройника превратился в одинарник. Да, силовые методы для вываживания приличного змееголова не годятся.

Забросил сгоряча покалеченную приманку, и ее схватил змееголов граммов на 800. Причем заглотил так, что пришлось бедолагу разрезать, чтобы освободить крючок. Видно, это был один из последних змееголовов, населявших заливчик, так как до вечера я больше ничего не поймал. Но в итоге рыбалка получилась очень захватывающей и продуктивной, а моя любовь к Banny стала еще больше. Похоже, эта приманка должна ловить в заросших местах и щук, и крупных окуней; жаль, у нас это трудно проверить. Пара последующих рыбалок была посвящена сырдарьинским жерехам и судакам, но после подъема и помутнения воды пришлось опять переключиться на озера. В пойменных сырдарьинских озерах водятся весьма крупные жерехи, которые начинают ловиться ближе к зиме. На одно из таких озер я добрался после полудня, надеясь отыграться за бесклевье на реке. Вид озера обнадежил: в прозрачной воде я сразу увидел парочку аральских жерехов под два кило, курсирующих в 15-20 м от берега. То здесь то там раздавались всплески крупных рыб.

После нескольких забросов некрупную колебалку схватил приличный жерешок, но быстро сошел. Было видно, как за этой же колебалкой гнались еще какие-то темные рыбы. Бросаю в одно и то же место, блесну веду медленно, у самого дна. Упругий удар — и вот я уже подвожу к берегу бурно сопротивляющуюся рыбу. Но это не жерех, а змееголов. Меняю блесну на любимый Banny, медленно провожу его вдоль кромки прибрежной камышовой стены — и получаю еще две хватки полуторакилограммовых змееголовов, один из которых, правда, сошел, забившись в камыши. Поимка осеннего змееголова — редкая приятная неожиданность. Спасибо теплой осени, прозрачному озеру, любимому воблерку и самому клыкастому «змею» за прекрасную рыбалку, на время вернувшую меня в прошедшее лето.

Иван БЕДРИЦКИЙ

Источник: http://www.ofishing.ru/otchety-s-rybalki/1554-za-osennim-zmeegolov.html